Навігація по сайту
» Головна
» Посольство
» Посол
» Новини
- останні новини
» Консульські питання
» Інші посилання
» Галерея
» Загальна інформація про Ірак
» Контакти
- Інтерв'ю Посла Республіки Ірак в Україні Бакіра Ахмеда Азіза Аль-Джафа на "Центральному телеканалі"
- Інтерв'ю Посла Республіки Ірак в Україні Бакіра Ахмеда Азіза Аль-Джафа для "5 телеканалу" від 31 березня 2017 року
- Інтерв’ю Посла Іраку в Україні міжнародному діловому журналу «IMAGE.UA»
- Інтерв’ю Посла Іраку в Україні бортовому журналу «Автолюкс». ШОРШ ХАЛИД САИД: ИРАК ВОЗРОЖДАЕТСЯ
- Інтерв’ю Посла Іраку в Україні журналу «Народний депутат». БОМБА УПОВІЛЬНЕНОЇ ДІЇ
- Інтерв’ю Посла Іраку в Україні Інтернет-виданню «Обозрєватєль». ПОСОЛ ИРАКА: НАША СТРАНА ВОЗРОЖДАЕТСЯ
- Інтерв’ю Посла Іраку в Україні газеті «Сьогодні». ПОСОЛ ИРАКА: ТЕРАКТЫ ПОСЛЕДНЕГО МЕСЯЦА – ДЕЛО РУК "АЛЬ-КАИДЫ"
- Інтерв’ю Посла Іраку в Україні щотижневику «2000». УКРАЇНА Й ІРАК ДОКЛАЛИ ВЕЛИЧЕЗНИХ ЗУСИЛЬ ДЛЯ НАЛАГОДЖЕННЯ ДВОСТОРОННІХ ЕКОНОМІЧНИХ ВІДНОСИН
- Інтерв’ю Посла Іраку в Україні всеукраїнській громадсько-політичній газеті «Демократична Україна». КОЛИСКА ПРАДАВНІХ ЦИВІЛІЗАЦІЙ ПРАГНЕ ВІДРОДЖЕННЯ
- Інтерв’ю Посла Іраку в Україні Інтернет-виданню «Україна сьогодні». ІРАКСЬКІ ДИПЛОМАТИ ПРАГНУТЬ ВІДІГРАВАТИ ПРОВІДНУ РОЛЬ У БЛИЗЬКОСХІДНОМУ РЕГІОНІ ТА НА МІЖНАРОДНІЙ АРЕНІ
- Інтерв'ю Посла Іраку в Україні щотижневику «Киевский ТелеграфЪ». ШОРШ ХАЛИД САИД: У ИРАКА БОЛЬШАЯ ПОТРЕБНОСТЬ В УКРАИНСКИХ ТУРБИНАХ ДЛЯ ЭЛЕКТРОСТАНЦИЙ
- Інтерв’ю Надзвичайного і Повноважного Посла Республіки Ірак в Україні пана Шорша Халіда Саіда для інтернет-видання "Экономические Известия" від 27.11.2015 року. ШОРШ ХАЛИД САИД: «ИРАКЦАМ ЛЕГЧЕ ПОЛУЧИТЬ ГОДОВОЙ ШЕНГЕН, ЧЕМ РАЗОВУЮ ВИЗУ В УКРАИНУ»
Інтерв'ю пана Посла газеті "Киевский телеграфъ"
Разділ: Останні новини  
       

Господин посол, когда Украина соглашалась на участие ее вооруженных сил в миротворческих операциях в Ираке, ей обещали, что после урегулирования военной фазы конфликта она получит возможность заниматься восстановлением иракской экономики. Получилось ли так? В каком состоянии находятся сейчас украинско-иракские отношения — экономические, политические, культурные? 

— Прежде всего, я хотел бы сказать, что мое правительство и мой народ благодарны украинскому народу за то, что 1700 украинских миротворцев обеспечивали безопасность в наших городах. За все то время, что украинские военнослужащие пробыли в Ираке, у них сложились хорошие отношения с местным населением, они оказывали реальную и действенную помощь иракцам, жителям города Кут. К сожалению, среди украинцев были и жертвы, и мы никогда об этом не забудем. Что же касается двусторонних отношений Ирака и Украины, то они начали развиваться еще во времена Советского Союза. Тогда, кстати, 65—70% импорта из СССР в Ирак было именно из Украины. В настоящее время наши отношения остаются хорошими и есть перспективы для их дальнейшего развития. После распада СССР, когда Украина обрела независимость, Ирак был одним их первых государств, признавших ее суверенитет. В 1992 году между нашими странами были установлены дипломатические отношения. Вначале в Украине по совместительству был аккредитован посол Ирака в России. В 2000 году состоялось официальное открытие Посольства Ирака в Украине. К сожалению, в связи с войной в 2003 году оно было закрыто и вновь открылось только в 2007 году. Я нахожусь в Украине пять с половиной месяцев, за это время встретился со многими высокопоставленными должностными лицами Украины, с министрами, бизнесменами, деятелями культуры. Я могу сказать, что у нас большие планы по развитию двустороннего сотрудничества в различных сферах. Я вижу, что у нас большие перспективы, особенно учитывая то, что после прошедших президентских выборов в Украине ситуация в стране стала намного стабильнее. Да и внешняя политика украинского государства направлена теперь не только на Запад, но и на Ближний Восток, арабские страны. Только за последний месяц премьер-министр Николай Азаров побывал в Ливии, Египте, министр иностранных дел Украины — в Ливане, а делегации арабских стран посетили Украину. 

Но, увы, Ирака в этом перечне нет… 

— Да, но сегодня Ирак развивается очень активно, и мы надеемся, что после формирования нового правительства будет еще лучше. У нас ежегодно растет государственный бюджет. В 2005—2006 годах он составлял $50 млрд., в 2009 году — $76 млрд., в 2011 году — уже 80 млрд. Это очень большой бюджет, тем более что население Ирака — 30 млн. человек. Ирак занимает третье место в мире по запасам нефти. По данным министерства нефти Ирака объем подтвержденных запасов нефти достигает 143 млрд. баррелей. У нас также большие перспективы в области газодобычи. И очень важно, чтобы в сотрудничестве с Ираком были заинтересованы крупные энергетические компании. И украинские в том числе. Тем более что у украинской стороны уже есть большой опыт сотрудничества с Ираком в области добычи энергоресурсов. Кроме того, у Ирака большая потребность в украинских турбинах для электростанций. 

Каков сейчас уровень контактов между руководством Ирака и Украины? И каковы планы на будущее? 

— Очень важно, что в Багдаде есть посольство Украины, временный поверенный в делах, военный атташе. Уже подготовлены несколько совместных договоров, которые, мы надеемся, будут подписаны на 4-м заседании межправительственной комиссии в первой половине следующего года. 

Многие утверждают, что Ирак стал жертвой стремления не столько установить там демократию, сколько контролировать иракскую нефть. Куда сейчас идет иракская нефть? Кому продает Ирак свои стратегически важные сырьевые ресурсы? 

— Это очень важный вопрос, поскольку 80—85% доходов Ирак получает от продажи нефти. Ежедневно мы продаем около 2 млн. баррелей нефти в Америку, Европу и Китай. Сейчас речь идет о продаже нефти и Украине, которая строит большие нефтехранилища на берегу Черного моря. 

Всех волнует вопрос: кто обеспечивает безопасность на нефтепроводах? Есть ли хоть какой-то консенсус между различными политическими группировками в Ираке на тот предмет, что нефтепроводы — это неприкосновенные объекты, потому что они дают Ираку жизнь? 

— Конечно, не секрет, что в Ираке остро стоит проблема борьбы с терроризмом. Конечно, никаких переговоров с террористами не ведется, мы ведем с ними борьбу. Безопасность иракских нефтепроводов обеспечивает армия Ирака и наши спецслужбы. На юге страны нефтепроводы не подвергаются нападениям, на севере нефтепровод Киркук—Джейхан иногда подвергается террористическим атакам. 

А террористические группировки — это международный терроризм, "Аль-Каида" или внутрииракские партизаны? Чего они добиваются? 

— В основном это группировки, связанные с "Аль-Каидой" плюс сторонники бывшего режима Саддама Хусейна и партии БААС, которые недовольны нынешней политической системой и жизнью в Ираке. Но если сравнить сегодняшнюю ситуацию в Ираке с той, что была 2—3 года назад, безусловно, можно отметить серьезный прогресс в плане безопасности страны. 

То есть силы безопасности Ирака справляются с ситуацией после ухода американцев? 

— По соглашению 2008 года между Ираком и США последний солдат американской армии уже летом следующего, 2011 года должен покинуть Ирак. В августе этого года большая часть войск уже была выведена из страны, лишь некоторые подразделения остаются на военных базах, но не участвуют ни в каких боевых действиях. 

Когда началась война, несмотря на присутствие там коалиции миротворческих сил, все говорили, что Ирак все равно распадется как минимум на три части — суннитскую, шиитскую и Курдистан. Сейчас, когда окончательно уйдут американцы и закроются военные базы, есть ли предпосылки, что Ирак сохранится как единое государство? 

— Да, были мнения, что Ирак рано или поздно распадется на три части — суннитскую, шиитскую и курдскую. Эти прогнозы усилились в 2005—2007 годах, когда ситуация в стране была наиболее напряженной. К счастью, это уже пройденный этап. Курды тоже хотят жить в едином Ираке, они, как и другие партии и объединения, активно участвуют в политической жизни страны. Кстати, президент и министр иностранных дел Ирака — курды. Сегодня все жители нашей страны заинтересованы в том, чтобы она оставалась единой. 

Как во всякой гражданской войне, народное движение порождает своих вождей, которые становятся культовыми фигурами. Где сейчас господин Муктада ас-Садр? С ним договорились или его нейтрализовали? 

— Движение ас-Садра участвовало в парламентских выборах в марте этого года и получило места в парламенте. У движения было военное крыло, но Саид Муктада ас-Садр давно объявил о его роспуске. Теперь он очень активно участвует в политической жизни Ирака. Сейчас у нас формируется новое правительство, и в течение ближайших трех недель оно будет создано. Движение ас-Садра тоже будет в нем представлено. 

А какова судьба небезызвестного журналиста-ботинкометателя в президента США Буша? Чем он занимается? 

— После того как он освободился из тюрьмы, был во Франции. Но я точно не знаю, где он сейчас находится, может быть, в Швейцарии или Австрии. Честно говоря, для нас не важно, где он сейчас. Главное, что Ирак показал свое демократичное отношение к подобным инцидентам. Ведь в любой другой стране он так легко бы не отделался. Да и у нас во времена Саддама Хусейна — тоже… 

Ирак еще раз показал, что он готов жить по закону, по новым цивилизованным нормам, когда отменил смертную казнь Тарику Азизу. Чем было продиктовано такое решение — внешним давлением или внутренней потребностью сильного государства миловать своих врагов? 

— Смертная казнь Азиза еще не отменена. Да, действительно, находясь во Франции, президент Дажалал Талабани заявил о том, что не будет подписывать указ о казни этого ближайшего соратника Саддама Хусейна. Причем это не первая его отмена смертного приговора бывшим высокопоставленным должностным лицам Ирака. Но у нас независимый суд. Все судебные процессы проходили открыто, их транслировали по телевидению — и над Саддамом Хусейном, и над Тариком Азизом, и над другими. И решение о помиловании или непомиловании будет принято согласно действующему законодательству Республики Ирак. К тому же смертный приговор Тарику Азизу был вынесен по одному из преступлений. Судебные заседания по другим его преступлениям продолжаются, и вердикт суда по ним еще неизвестен. 

В районе Персидского залива в последние 20—30 лет происходят постоянные военные конфликты. Сейчас периодически говорят, что сотрут друг друга с лица земли Иран и Израиль, перед этим воевали Иран и Ирак, а потом Ирак напал на Кувейт. Каков путь и каков механизм урегулирования конфликтных ситуаций на Ближнем Востоке? 

— Конечно, это очень сложный вопрос. Этот регион всегда был взрывоопасным. Но что касается Ирака, то сегодня у нас другая политическая система, изменилась внешняя политика. Мы выступаем за то, чтобы разрешить все имеющиеся между Ираком и Ираном, Ираком и Кувейтом проблемы путем дипломатического диалога. Последние 10 лет своего правления Саддам Хусейн вообще был изгоем, не мог бывать за границей, но сейчас у нас — все иначе. Мы стремимся улучшать отношения со всеми странами мира, особенно с нашими соседями. Но не все зависит только от нас, и соседи, со своей стороны, тоже должны стремиться к мирному диалогу. 

А какие отношения с Ираном сейчас? 

— Хорошие. По данным министерства торговли Республики Ирак товарооборот между Ираном и Ираком в 2010 году достигнет $6 млрд. Это очень важно и для нас, и для Ирана, так как между нами очень длинная граница. Мы стремимся к тому, чтобы те проблемы, которые существовали между нашими странами во времена Саддама Хусейна, остались в прошлом и не отражались на сегодняшних отношениях. 

В последние дни весь мир активно обсуждает документы, которые появились на сайте WikiLeaks. Скажите, Ирак что-нибудь новое для себя почерпнул из этих секретных документов? 

— Я думаю, все это произошло неслучайно, кому-то этот скандал выгоден. Это серьезный удар по престижу дипломатии и спецслужб Америки. У нас уже создана специальная правительственная комиссия во главе с министром юстиции Ирака, которая занялась изучением этих документов. Наши эксперты считают некоторые из них продуманной дезинформацией. И вообще это не официальные документы, а личные мнения американских дипломатов. У них есть свои мнения, но это не официальная позиция их страны. Или, к примеру, в этих документах шла речь о том, что якобы министерство иностранных дел Ирака должно получить разрешение Посольства США в Багдаде на визит любого высокопоставленного должностного лица Ирана в Ирак. Но это неправда, и об этом официально заявил заместитель нашего министра иностранных дел. 

То есть сегодня можно сказать, что США не пытаются заставить Ирак думать, что Иран — это "ось зла"? 

— Нет, конечно. За восемь месяцев иракские партии и фракции не смогли сформировать новое правительство. Если бы все было так легко и иракские политики находились под влиянием американцев, то новый кабинет министров был бы сформирован в течение недели. Вообще, сегодня в Ираке происходят важные демократические процессы. Раньше в стране была однопартийная система и безальтернативные выборы, сейчас же в выборах участвуют разные партии, на последних парламентских выборах они получили приблизительно одинаковое количество мест. В нынешнем иракском парламенте четыре практически равных по численности фракции, и поэтому очень трудно сформировать коалиционное правительство. Тем не менее политическая демократическая жизнь в Ираке развивается. И в ней, кстати, принимают участие не только мужчины, но и женщины, что очень прогрессивно для ближневосточного региона. По новой иракской конституции четверть депутатов парламента должны быть женщинами, у нас сейчас 83 депутата из 325 — женщины. И в правительстве тоже обязательно будут женщины. 

Существуют ли на уровне правительства или на уровне региональных властей какие-то специальные органы, которые занимаются согласованием или урегулированием межрелигиозных споров? 

— Раньше в Ираке было министерство по делам религий. С 2003 года упразднены два министерства — по делам печати и по проблемам религий. Вместо министерства по делам религий созданы отдельные комиссии — шиитская, суннитская и по делам других религий. Именно они и занимаются всеми возникающими межрелигиозными вопросами. 

В Ираке сейчас все религии равны или ислам провозглашен государственной религией? 

— Безусловно, по Конституции государственная религия Ирака — ислам. Но в конституции также записано, что нужно уважать все остальные представленные в нашем государстве религии. И государство не вмешивается в межрелигиозные конфликты. 

Существуют ли территории, где государственные законы могут подменяться законами шариата? 

— Нет, у нас светское государство. И парламентское. 

Сейчас идет война, но, тем не менее, Ирак — это древняя культура, это очень привлекательная с точки зрения туризма территория. В этом направлении государство что-то делает или что-то планирует делать, чтобы не только экспортировать нефть, но еще и показывать свою культуру? 

— Безусловно. У нас есть много религиозных святынь, в том числе главные святыни шиитов — Неджеф и Кербела, которые ежедневно посещает огромное количество паломников из Ирана, Индии, Ливана и других стран. Во времена Хусейна, конечно, в развитие инфраструктуры в этих местах средства не вкладывались, но сейчас туда пошли инвестиции. Там кипит работа. Строятся гостиницы, уже построен аэропорт в Неджефе. Также у нас есть единственная в своем роде святыня езидов — храм Лалеш. А езиды, как известно, есть и в Армении, и в Грузии, и в России, и многие из них приезжают в Ирак. 

Как туристы могут попасть в Ирак? Или пока еще никак не могут? 

— У нас есть несколько видов виз. Для туристов-паломников по религиозной линии — упрощенное получение виз: в Неджефе или Кербеле их выдают прямо в аэропорту. Есть упрощения для бизнесменов, которые хотят инвестировать в иракскую экономику. Существует инвестиционная комиссия, которая в течение 72 часов после подачи документов предоставляет им визы. Есть визы для журналистов, которые получают разрешение на въезд в страну через департамент по делам печати министерства иностранных дел. 

Есть ли иракская диаспора в Украине и украинская в Ираке? Каков уровень совместного бизнеса? Есть ли совместные иракско-украинские предприятия? 

— Я могу вам так сказать: по данным МИД Украины, товарооборот между нашими странами в прошлом году составил $243 млн. Конечно, мы недовольны этой цифрой, потому что потенциал и возможности и Ирака, и Украины гораздо больше. Даже географически Украина очень близко к Ираку, между нами — только Турция. Это, конечно, тоже способствует повышению уровня сотрудничества между нашими странами. Я не думаю, что эти $243 млн. — реальная цифра. Поскольку очень много товаров, особенно продуктов питания, идут в Ирак из Украины под торговыми марками других стран. Потому что Ирак наложил эмбарго на некоторые продовольственные украинские товары, которое до сих пор не отменено, — на мясо птицы, яйца и другое. Министерство торговли Ирака уже неоднократно требовало от украинской стороны предоставлять сертификаты качества на эти продукты, но, к сожалению, мы до сих пор ждем их. А продукты все равно ввозятся под торговыми марками других стран. 

А что касается диаспоры, то еще со времен СССР в Украине живут около 700 иракцев. Около 2 тысяч студентов учатся в высших учебных заведениях Харькова, Одессы, Донецка. Только в этом году приехало около 300 человек, и с каждым годом эта цифра растет. 

Они не жалуются, например, на проявления расизма? 

— В последнее время эта проблема не возникала. Я слышал, что когда-то она была, но сейчас мы с этим не сталкиваемся.

Беседовали
Александр Сергий,
Владимир Скачко

 

http://telegrafua.com/552/politics/11587/

 

Шорш ХАЛИД САИД: «У Ирака большая потребность в украинских турбинах для электростанций»

Интервью

 

Чрезвычайный и Полномочный Посол Ирака в Украине г-н Шорш Халид Саид уверен, что у украинско-иракских отношений отличное будущее, так как оба государства постепенно возвращаются к внутренней политической стабильности. И хотя в Украине войны не было, обе страны могут и обмениваться опытом демократического развития, и налаживать в новых условиях взаимовыгодное сотрудничество. Об этом и разговор.

 
 
 
Пошук по сайту